Империя вместо государства-нации

Напомню, что правительство и империя начиная с XVI века в Европе осмыслялись как противоположности. Боден, Макиавелли, Гоббс строили свои теории «государства» в полемике с онтологией империи; концепт «государства» есть продукт отрицания концепта «империи». Правительство — это десакрализированная, лишенная телоса, цели и смысла, искусственная прагматическая конструкция. Империя, напротив, нечто живое, священное, насыщенное целью Империя вместо государства-нации и смыслом, имеющее высшее назначение. В империи административный аппарат не обладает автономией ни по отношению к религиозной миссии, ни по отношению к народной стихии, напротив, империя и есть вселенское выражение этой миссии, рассыпающей собственный свет на упругие энергии народов и культур.

Существует концепция «органической демократии», подразумевающей — по словам Артура Империя вместо государства-нации Мюллера Ван ден Брука — «соучастие народа в своей судьбе», когда субъектом истории вправду является личность, которая действует в каком-то культурном поле. В этом смысле я думаю, что как и люд, так и президент сейчас делят ответственность перед Богом за то, что происходит в стране. Это и мой глубочайший политический Империя вместо государства-нации «символ веры». Кто творит, тот и отвечает. Вопрос — президент либо люд? На мой взор, историю творит люд. Ответственность лежит на народе. Люд вроде бы задает рамку исторического развития, он ее ограничивает представлениями о вероятном и допустимом. Этот коридор способностей задает люд, так как носителем определенной культуры, определенной духовности Империя вместо государства-нации, определенной религии, определенной идеологии является люд в целом, а не его, пусть даже высокопоставленные, представители. Люд предлагает некие решения, но жизнь очень жестка по отношению к проектам, которые выстраивает люд. Действия, происходящие вокруг, отсекают те либо другие способности, меняя коридор способностей, искривляя вектор развития. Самозадающееся направление истории — это Империя вместо государства-нации некоторый компромисс меж духовным посылом народа и реалиями, с которыми он сталкивается. Такое давление среды нередко принуждает поменять этот вектор. И вот здесь выступают на поверхность полностью определенные, персонифицированные герои, а не собирательные народы. Это — осознание государственности и роли народа в определениях «органической демократии». Было бы совершенно, чтоб люд Империя вместо государства-нации соучаствовал в своей судьбе, был субъектом истории. Конкретно за это мы и боремся. Это верно. Это должно быть нравственным императивом для всех всеполноценных политических сил Рф, для самого народа. Но это не статус-кво, это цель и пожелание.

Люд делегирует ответственность владыке либо императивной группе, политической элите. В Империя вместо государства-нации безупречном случае это гармонический и естественный процесс: люд воплощает во власти высшее напряжение собственной воли, наилучшую часть души. Тогда идет речь о «народной власти», будь то демократическая община, автократия либо даже «народная диктатура». Но в большинстве случаев в истории власть и императивная элита никак не народны. Есть довольно увлекательная Империя вместо государства-нации политологическая модель описания и разъяснения этого происшествия. Эта модель утверждает, что политические элиты конструктивно отличны от собственного народа, что правящая элита есть антинарод. Антинарод не только лишь в соц и многофункциональном смысле, но также и в расовом смысле. Польско-еврейский создатель Людвиг Гумплович, незаслуженно позабытый и не достаточно узнаваемый на данный момент Империя вместо государства-нации, в собственных трудах (а именно, в книжке «Расовая борьба») обосновывает, что элиты практически всех исторически узнаваемых стран — российского, французского, австрийского, германского, индусского, египетского, греческого — были вначале вторженцами, завоевателями или представителями этнических, религиозных либо культурных меньшинств. Все политические элиты — это итог внедрения в люд других этносов, которые некогда Империя вместо государства-нации сразили местное население и делали необыкновенную императивную прослойку, «политический класс» (по Р. Михельсу). Потом эта группа закрепляет свою победу в системе страны, создавая для «своих» систему льгот и основывая стяжание благополучия вопреки народу. Власть в таком осознании является не выражением народного духа либо религиозной мысли, а ксеноморфной отчужденной Империя вместо государства-нации организацией.

Если мы поглядим на нынешнюю Россию либо на Россию романовскую, то мы просто распознаем в их все признаки этих ксеноморфных политических элит, отчужденных от собственного народа, который они презирают, не понимают и терпеть не могут. Западническая элита XVIII века принимала российский люд как «дикарей», «папуасов», как америкосы принимали Империя вместо государства-нации краснокожих. Вспомните Бирона. Моему предку Савве Дугину отрубили голову за то, что он, будучи дашковцем, добивался восстановления патриаршества. От него до XX века сохранились так именуемые «дугинские тетрадки», обличающие секулярную власть и автономное правительство, имевшие хождение в большей степени у староверов. Патриаршество есть важный элемент православной церковной традиции. Оно неразрывно Империя вместо государства-нации связано с пониманием богоизбранности российских. Савва Дугин добивался восстановления патриаршества и упразднения Синода вопреки секулярности и западничеству русофобских на самом деле элит. За это и поплатился жизнью. В этом злополучном XVIII веке российских людей с бородами, в рубашках, в лаптях и с поясками, которые приближались к заставам Санкт-Петербурга, не Империя вместо государства-нации пускали в столицу — добивались надеть кивера, рейтузы либо трико, также «выскоблить рожу». Совсем чуждая нам западническая группа правила государством 100 лет. В Старой Руси отсутствие бороды у мужчины было верным признаком «утраты мужеского пола». Исключительно в конце XVIII века кое-что стало ворачиваться, и XIX век стал веком Империя вместо государства-нации отката в народность. Дворянство стало равномерно ворачиваться к корням, вспоминать о благословенной старине.

«Органическая демократия» — это благопожелание. По состоянию фактов на данный момент Русское правительство есть нечто совсем другое. Нечто отчужденное и формальное, механическое — бесцельное и глупое, новое издание «Левиафана». Для того чтоб вещи стали такими, какими они должны быть, нужна подлинная Империя вместо государства-нации революция, революция в народном и духовном смысле. Должен показаться «народный Путин», «народное правительство», «народное государство», «народная власть». Пока же от имени страны опять выступает ксеноморфная элита. Эта «либеральная» элита сменила собой большевистскую элиту, также антинародную на самом деле. Та, в свою очередь, сменила романовскую ксеноморфную элиту. Потому Империя вместо государства-нации цикл отчуждения, как досадно бы это не звучало, длится. В нашей истории есть пример беспристрастно превосходного сочетания народного и императивного, имперского, элитного и государственного — Столичное королевство в период от освобождения от татар до раскола . Этот период, на мой взор, является хорошим: демократическим, православным и народным сразу. Народная элита Империя вместо государства-нации исчезает после церковного раскола .


indeksi-i-ih-ispolzovanie-v-ekonomiko-statisticheskom-analize.html
indeksi-obshestvennoj-tolerantnosti-v-rossii.html
indeksi-potrebitelskih-cen-po-chelyabinskoj-oblasti-federalnoj-sluzhbi-gosudarstvennoj-statistiki-po-chelyabinskoj-oblasti.html