In the elder days of art,

Около 1932—1934 годов

[116] Не играйся с глубинами другого!

[117] Душа тела — лицо.

[118] Свой нрав настолько же не много поддается наблюдению со стороны, как и свой почерк. По отношению к собственному почерку у меня односторонняя точка зрения, мешающая рассматривать его вровень с другими почерками и ассоциировать их.

[122] Различные растения и их человечий нрав: роза, плющ, травка In the elder days of art,, дуб, яблоня, злак, пальма.

Сравни с различием нравов, которыми наделены слова.

[128] Я полагаю, что мое отношение к философии суммарно можно выразить так: философию можно на самом деле только творить. Отсюда, мне кажется, можно заключить, в какой мере мое мышление принадлежит

истинному, будущему либо прошлому. Ведь совместно с тем я In the elder days of art, признаю, что и сам не полностью способен на то, каким вожделел бы созидать дело философа.

[129] Кого, как не самих себя, накалывают, прибегая к уловкам в Логике?

[131] Когда кто-то пророчествует, что будущие поколения возьмутся за эти задачи и решат их, то это по большей части только желанные In the elder days of art, мечты, метод восполнения того, что делему должны были решить а не решили. Папе хотелось бы, чтоб то, чего не достигнул он сам, достигнул отпрыск, чтоб тем была решена не решенная им задачка. Отпрыск же бьется над новейшей задачей. Смысл произнесенного: желание не бросить задачку нерешенной маскируется в пророчество, что последующие поколения In the elder days of art, продвинутся в ее решении далее.

[137] Если, принося жертву, ты испытываешь чувство тщеславия, то будешь проклят совместно со собственной жертвой.

[138] Необходимо повредить здание своей гордыни. А это страшная работа.

[139] Испытать кошмар перед адом можно и за один денек; [даже] и сих пор предостаточно.

[140] Очень различно воздействие просто читаемого почерка и такового In the elder days of art, при котором запись тяжело расшифровать. Мысли человека заперты в нем, как будто в шкатулке.

[142] Великолепен свет, излучаемый работой, но он светится подлинной красотой, только будучи озарен еще другим светом.

[143] “Да, дело обстоит так,— говоришь ты,— ибо так должно быть!” (Шопенгауэр: по сути человек живет 100 лет.) “Естественно In the elder days of art,, так и должно быть!” Будто бы человек понял номерение Творца сообразил принцип.

Вопрос: “Как длительно живут люди в реальности?” — не появляется в этом случае, если познано нечто более глубочайшее, тогда и данный вопрос уже кажется кое-чем поверхностным.

[144] Неправомочных — либо пустых — утверждений реально избежать только принимая эталон за то, что он In the elder days of art, есть, другими словами за предмет для сопоставления — вроде бы измеряло,— а не заранее данный эталон (Vorurteil), под который все должно подгоняться. Конкретно тут заложен догматизм, к которому так просто может скатываться философия6.

Как тогда соотносятся взор в духе Шпенглера и мой? Неправота Шпенглера: эталон никак не теряет In the elder days of art, собственного плюсы, если он утверждается в качестве принципа, определяющего форму созерцания. Неплохого измеряла.

[145] В очерках Маколея* много прекрасного; только скучны и поверхностны его ценностные суждения о людях. Так и охото увидеть ему: Оставь жестикуляцию! И гласи только то, что необходимо сказать.

[146] Подобно тому, как о физиках прошедшего молвят, что они In the elder days of art, делали открытия внезапно, очень не много знали арифметику, чтоб завладеть физикой,— так и о современных юных людях можно сказать:

внезапно для самих себя они оказались в таковой ситуации, когда обычного здравого рассудка уже недостаточно для ублажения внезапных требований жизни. Все стало таким запутанным, что совладать с этим под In the elder days of art, силу только незаурядному уму. Ведь уметь отлично разыграть игру уже недостаточно; вновь и вновь подымается вопрос: следует ли сейчас вообщем играть в эту игру и что собой представляет верная игра?

[147] Решение встающей перед тобой актуальной трудности — в стиле жизни, приводящем к тому, что проблематическое исчезает.

Проблематичность жизни значит, что твоя жизнь не In the elder days of art, соответствует форме жизни 7. Тогда ты должен поменять свою жизнь и приспособить ее к этой форме, тем пропадет и проблематическое.

Ан нет ли у нас такового чувства, что человек, не замечающий актуальных заморочек, слеп к чему-то принципиальному, даже очень принципиальному? Не желаю ли я сказать: живущий только In the elder days of art, сиюминутно просто слеп, как крот; смоги же он прозреть,— он бы увидел делему?

Либо же следует сказать: верно живущий человек принимает делему не со скорбью, другими словами непроблематично, а с радостью, как светлую атмосферу собственной жизни, а не ее непонятный фон.

[148] И мысли время от времени падают сдерева несозревшими In the elder days of art,.

[150] Я полагаю, что христианство — не учение, не теория о том, что вышло и произойдет с людской душой, а описание реального процесса жизни человека. Ведь “понимание греха” — реальное событие, как реально и вызванное им отчаяние и его искупление верой. Те, кто об этом молвят (как Баньян**), просто обрисовывают то, что с In the elder days of art, ними случилось, то, о чем всегда кто-то желает рассказать.

[152] И в мышлении есть время пахоты и время жатвы.

[153] Если б в качестве догм людского мышления были установлены, скажем, определенные образные выражения, то это пусть и не определяло бы суждения человека, но на сто процентов подчинило бы для себя их In the elder days of art, выражение и тем имело бы очень типичное воздействие. Люди жили бы под властью абсолютной, тяжкой деспотии, не будучи, но, в состоянии сказать, что они несвободны. Я думаю, что церковная церковь некоторым образом делает что-то схожее. Ибо догма выражается в форме утверждения и она нерушима, но при всем In the elder days of art, этом хоть какое практическое суждение можно привести в соответствие с нею. Естественно, время от времени это делается с большей легкостью, время от времени сложнее. Это не стенка, огораживающая суждения, но тормоз, фактически служащий этим же самым целям; как будто к твоим ногам привесили бы груз, чтоб ограничить свободу движения In the elder days of art,. Вот поэтому догма становится неоспоримой и недостижимой для критики8.

[155] Время от времени люди молвят, что они не в состоянии судить о том либо этом, не исследовав философию. Это сбивающая с толку абракадабра, ибо наперед подразумевается, как будто философия — некоторая наука. И о ней молвят, скажем, как о медицине In the elder days of art,. Меж тем, можно сказать, что люди, никогда не занимавшиеся исследованием философского типа (скажем, как большая часть математиков), для такового исследования либо изыскания не владеют подабающей сноровкой. Так, человек, не привыкший находить в лесу цветочки, ягоды, травки, не находит их, так как его глаз не наметан на это и он In the elder days of art, не знает, где их следует находить сначала Так и в философии неискушенный проходит мимо всех тех мест, где трудности укрыты под травкой, вкусивший вкус же остановится и ощутит, что тут-то и кроется затруднение, хотя он его не лицезреет.— А то, что человек вкусивший вкус, отлично понимающий, что трудность заключена In the elder days of art, кое-где тут, так длительно должен ее искать, до того как отыщет,— логично.

Когда что-то основательно укрыто, его тяжело отыскать.

[ 156] О религиозных сопоставлениях можно сказать, что они движутся по краю пропасти. К примеру, об аллегориях Б [аньяна]. Ведь что получится, если мы просто заключим: “и все эти In the elder days of art, ямы, болота, кривые пути — проложенные Господом дороги, и чудовища, воры, разбойники созданы им”? Естественно, не в этом состоит смысл сопоставления! Но продолжения такового рода навязываются сами собой. Для многих людей и для меня в том числе они отнимаю г у сопоставления его силу.

В особенности тогда, когда оно In the elder days of art, имеет вроде бы сокрытый нрав Все было бы по другому, если б мы на каждом шагу честно гласили: “Я пользуюсь этим выражением как сопоставлением, но смотри: тут оно нe проходит”. Тогда не появлялось бы чувство, как будто нас накалывают, пробуют уверить при помощи уловки. Можно, к примеру, сказать кому -то: “Благодари Бога

за In the elder days of art, все то доброе, что ты получаешь, и не сетуй на злое, как ты, наверное, делаешь, когда кто-то причиняет для тебя то благо, то зло”. Это — образное выражение актуальных правил. И при помощи

этих образов можно только обрисовывать, а не доказывать, что следует делать. Чтоб сопоставление могло служить обоснованием In the elder days of art,, оно должно владеть далековато идущим соответствием предмету. Я могу сказать: “Возблагодари этих пчел за мед, как если б они были хорошими людьми, собирающими ею тебе". Это понятно и обрисовывает, как, согласно моему желанию, для тебя следовало бы себя вести Но сказать: “Поблагодари их, ты же видишь, как In the elder days of art, они добры”,— нельзя, ведь практически в последующий момент они могут ужалить тебя.

Религия говорит: “Делай то! — Думай так!”,— но она не может этого доказать, как только пробует сделать это, отвращает от себя, ибо на каждое приводимое ею основание находится правомерное противооснование. Более внушительно заявление: “Думай так, сколь бы странноватым для In the elder days of art, тебя это ни показалось”. Либо же: “Не тянет ли тебя содеять это — сколь бы отталкивающим ты это ни находил”? [157] Благоволение: человек смеет так написать только при жесточайшем страдании — а тогда написанное значит нечто совершенно другое. По этой же причине никто не вправе процитировать это как правду, если только, произнося это In the elder days of art,, он сам не испытывает мучения.— Просто это не теория. Либо же: если это и правда, то не такая, что на 1-ый взор как бы выражается схожим образом. Это не теория, а быстрее уж стон либо вопль.

[159] Исток, расслабленно и прозрачно текущий в евангелиях, кажется вскипающим в посланиях In the elder days of art, Павла. Либо же так кажется мне. Может быть, я вижу тут замутненность оттого, что сам нечист, ибо почему эта нечистота не могла бы загрязнить незапятнанное? Представляется, что я вижу тут людскую страсть, что-то вроде гордыни и ярости, не вяжущихся со смирением евангелий. Как если б человек тут на самом деле выкатывал In the elder days of art, свою персону, придавая этому нрав конкретно религиозного акта что чуждо Евангелию. Я желал бы спросить, и да не будет это богохульством: “Что все-таки все-же произнес Христос Павлу?” Но на этот вопрос можно с полным правом ответить: “А для тебя что ранее? Хлопочи о собственных собственных плюсах! Такой In the elder days of art,, как ты на данный момент, ты можешь вообщем не осознать, в чем тут может состоять правда”.

В евангелиях, как мне кажется, все скромнее, смиреннее, проще. Там хижины, у Павла церковь. Там все люди равны и сам Бог — человек; у Павла идет речь о кое-чем напоминающем иерархию In the elder days of art,, о знаках отличия, о чинах.— Об этом мне вроде бы гласит мое ЧУТЬЕ.

Будем же гуманны.

[163] Кьеркегор писал: Будь христианство так просто и комфортно, для чего пригодилось бы, чтоб Бог в Священном Писании приводил в движение Землю и Небо, угрожал нескончаемым наказанием? — Спрашивается, почему же тогда это Писание настолько In the elder days of art, непонятно? Разве, желая предостеречь кого-либо от ужасной угрозы, ему задают загадки, разрешение которых и будет предостережением? — Но кто произнесет, что Писание вправду непонятно: разве нельзя допустить, что в этом случае “задать загадку” очень принципиально? Что более прямое предостережение, напротив, могло бы оказаться неверным предостережением? Бог доверил рассказ In the elder days of art, о жизни Богочеловека четырем людям, любой из которых гласил другое и вступал в противоречие с другими.— Но разве нельзя сказать: принципиально то, что эти рассказы владеют полностью обыкновенной исторической вероятностью, менее того, и вот поэтому их не нужно принимать как что-то существенное, решающее. С тем, чтоб буковку не In the elder days of art, наделяли большей верой, чем она заслуживает, и сохранял свои права Дух. Другими словами то, что ты должен понять, не сумеет передать даже самый наилучший, самый четкий историограф; вот поэтому удовлетворительны и даже более предпочтительны средние изложения. Ведь и среднее повествование способно сказать для тебя то, что следует.

Приблизительно так же, как среднее In the elder days of art, театральное оформление может быть лучше неповторимого, а написанные художником деревья лучше подлинных,— ибо они не отвлекают внимания от того, что принципиально

Принципиальным же, значимым для твоей жизни является заключенный в этих словах дух. Ты должен ясно понять только то, что ясно указывает даже это повествование. (Я не уверен, как In the elder days of art, точно все это соответствует духу Кьеркегора.)

[164] Нужно, чтоб в религии каждой ступени религиозности соответствовал метод выражения, не имеющий смысла на низших ступенях. Учение, имеющее смысл на низших ступенях, ничего не означает для людей, находящихся в данное время на низших ступенях; они способны осознать его только превратно, при In the elder days of art, этом эти слова не имеют ценности для этих людей.

Скажем, учение Павла о предопределении, для моей ступени иррелигиозности — противная абракадабра. Потому оно мне не сродни, и я могу только неверно использовать предлагаемый им образ. Может быть, что это благочестивый и неплохой образ, но совершенно для другой ступени, для человека, который использовал бы In the elder days of art, его в жизни совсем по другому, чем это мог бы сделать я.

[165] Христианство не основывается на исторической правде, оно дает нам некоторое (историческое) повествование и призывает: веруй! Но не той верою, с какой воспринимаешь историческое повествование.— Оно гласит: веруй в любом случае, а на это ты способен только при In the elder days of art, соответственной жизни. Для тебя послана известие,— отнесись к ней по другому чем к хоть какому другому историческому сообщению! Пусть она займет в твоей жизни совсем другое место.— В этом нет ничего парадоксального!

[166] Никто не может поистине заявить о для себя самом, что он дерьмо. Ибо если я говорю сие In the elder days of art,, оно может быть в неком смысле настоящим, но сам я не могу проникнуться этой правдой: в неприятном случае я был должен бы сойти с мозга либо же поменяться.

[167] Как ни удивительно это звучит, с исторической точки зрения могла бы быть подтверждена ложность исторического повествования евангелий, но вера In the elder days of art, при всем этом ничего бы не растеряла, и не поэтому, что дело касается каких-либо “всеобщих истин разума”! Дело в другом: историческое подтверждение (историческое подтверждение как игра) не имеет ничего общего с верой. Эти сведения (евангелия) люди принимают с верою (другими словами любовно). Благодаря этому, а не чему-то другому, они In the elder days of art, представляются безусловно настоящими.

Верующий принимает эти сообщения не как историческую правду (возможность), да и не как учение об “правдах разума”. Такое бывает. (Ведь и по отношению к тому, что люди именуют поэзией, у их совсем разные установки!)

[168] Я читаю: “И никто не может именовать Иисуса Господом, как духом Святым In the elder days of art,”*.— И это правильно: я не могу именовать Его Господом, ибо мне это ни о чем же не гласит. Я мог бы именовать Его “эталоном”: (Vorbild), даже “Богом” —либо, точнее: мог бы осознать когда Его так именуют; но осмысленно именовать Его словом “Господь” я неспособен. Ибо я не верю что In the elder days of art, Он придет, чтоб судить меня: ибо это мне ни о чем же не гласит. Только живи я совершенно по другому, это могло (бы мне о кое-чем гласить. Что все-таки склоняет меня к вере в воскресение Христа? Я вроде бы на уровне мыслей проигрываю — если Он не In the elder days of art, воскрес, то Он тлеет в могиле, как хоть какой другой человек. Он смертен и тленен. Тогда Он просто учитель, подобно хоть какому другому тогда и уж не способен посодействовать, мы вновь сиротливы и одиноки. И должны удовлетвориться мудростью и размышлениями. Мы вроде бы в пещере, где можем In the elder days of art, только грезить о небе, от которого разделены ее сводом. Но если мне ДЕИСТВИТЕЛЬНО предначертано быть спасенным, то я нуждаюсь не в мудрости, не в мечтах либо рассуждениях, а в убежденности.— Эта уверенность и есть вера. Но вера есть то, в чем нуждается мое сердечко, , моя душа, а не мой In the elder days of art, размышляющий рассудок. Ведь спасена должна быть моя душа с ее страстями, вроде бы с ее плотью и кровью, а не мой абстрактный дух. Может быть, произнесут: только любовь способна веровать в Воскресение . Либо же: конкретно любовь верует в Воскресение. Можно сказать: спасительная любовь верует и в Воскресение, настаивает на Воскресении. Жажда спасения In the elder days of art, вроде бы усмиряет колебание. Приверженность ей должна быть и приверженностью таковой вере. Как следует, это значит: на первом месте тебе должно быть спасение, жажда спасения (во что бы то ни стало), а после ты усвоишь, что привержен этой вере, Выходит, это может произойти только при условии In the elder days of art,, что ты перестанешь опираться на Землю и обратишься к Небу. Тогда все станет другим и ты окажешься способен на то, что для тебя не по силам на данный момент,— в этом не будет никакого “чуда”. (Спору нет, человек, летящий в воздухе глядит на то же самое, что и человек, стоящий на земле In the elder days of art,; но ведь в нем происходит совершенно другая игра сил, и поэтому он способен действовать совсем по другому, чем стоящий9.)

[169] Написать о для себя что-то более правдивое, чем ты есть, нереально. В этом разница меж описанием себя и наружных объектов. О для себя человек пишет с высоты собственного In the elder days of art, роста. Тут не стоят на ходулях либо на лестнице, лишь на босоногих ногах10.

[170] Мысль Фрейда: безумие — это не поломанный, а только переделанный замок; старенькым ключом его уже не отопрешь, ключом же другой формы это сделать можно.

[173] Нет ничего сложнее, чем же не накалывать самого себя.

[174]Лонгфелло:

In In the elder days of art, the elder days of art,

Builders wrougth with greatest care


immunnaya-sistema-selezenka.html
immunnie-faktori-grudnogo-zhenskogo-moloka.html
immunobiologicheskaya-ocenka-sostoyaniya-obluchennih-zhivotnih-i-sposobi-povisheniya-radiorezistentnosti-organizma-16-00-02-patologiya-onkologiya-i-morfologiya-zhivotnih.html